Выдержки из газетных статей: германия обсуждает вопросы генно-инженерной деятельности - BioinforMatix.ru - портал по биоинформатике, имейджингу и биософту

Выдержки из газетных статей: германия обсуждает вопросы генно-инженерной деятельности

Печать E-mail
Автор Герман Хорсткотте, Гельмут Нагельшмитц   
09.12.2008 г.

1. От Менделя до Вентера

Краткая история генной инженерии...

В 1865 году монах августинского ордена Грегор Мендель (1822-1884) представляет на суд публики свои законы наследственности, которые он вывел, наблюдая за горохом. Он исходит из того, что невидимые, внутренние “единицы информации” или “факторы” передаются по наследству от одного поколения к другому. В конце шестидесятых годов последнего столетия швейцарский биолог Фридрих Мишер выделяет из пропитанных гноем перевязочных бинтов вещество, которое он называет “нуклеин” (нынешняя субстанция наследственности – дезоксирибонуклеиновая кислота или ДНК)…

В 1902/1903 гг. Уолтер Станборо Саттон отваживается выдвинуть тезис о том, что “факторы”Менделя локализованы в хромосомах.….. Наконец, в 1909 году датчанин Вильгельм Йоханнсен называет “факторы” Менделя “генами”. В 1910 году Томас Хант Морган определяет расположение различных генов мушки дрозофилы в хромосомах. …..

 

В 1938 году Ганс Шпеманн использует ядра клетки зародыша саламандры для клонирования идентичных близнецов. В 1943 году Фонд Рокфеллера приступает в кооперации с мексиканским правительством к проведению “зеленой революции”: Норману Е. Борлафу, заместителю директора Фонда Рокфеллера, удается в считанные годы поднять урожайность пшеницы с 750 килограмм до 2,7 тонны с гектара. ….. С 1945 по 1950 гг. в лабораториях выращиваются первые клеточные культуры животных. В начале пятидесятых годов осуществляется искусственное оплодотворение домашнего скота с помощью предварительно замороженной спермы.

 

В 1951 году Розалинд Франклин делает четкие рентгено-кристаллические снимки дезоксирибонуклеиновой кислоты. Это позволяет Джеймсу Уотсону и Фрэнсису Крику опубликовать в 1953 году в журнале “Nature” двойную спираль структуры ДНК. Кроме того, выращиваются первые клеточные культуры человека. ….. В 1973 году ученые впервые трансплантируют дезоксирибонуклеиновую кислоту от одного живого организма другому: Стэнли Коэн и Энни Чанг из Стэнфордского университета и Герберт Бойер ….. соединяют ДНК вируса и бактерии и “создают” кольцо с двойной устойчивостью к антибиотикам: так рождается генная инженерия. …..

 

В 1984 году Стин Уилладсен из Кембриджского университета в Англии клонирует овец из первичных эмбриональных клеток. В 1985 году англичанину Алеку Джеффрису впервые удается сделать генетический отпечаток пальца (дактилограмму).

 

В 1986 году группа ученых Висконсинского университета клонирует корову из первичных зародышевых клеток. Ян Вилмут клонирует идентичных овец из зародышевых клеток на девятый день их развития. В 1990 году начинается осуществление Human Genome Project с целью расшифровать геном человека. В июле 1996 года Ян Вилмут и Кейт Кэмпбелл клонируют овцу “Долли”, о чем сообщается в феврале 1997 года. В 1998 году две группы ученых успешно выращивают эмбриональные стволовые клетки. В том же году впервые полностью расшифровывается геном живого существа - червя С. elegans – и это достижение входит в историю. В 1999 году генетик Крэг Вентер официально приступает к работе по раскрытию механизма человеческой наследственности.   А  всего лишь девять месяцев спустя президент частной американской компании “Целера геномикс” представляет результаты своих исследований”.

Федеральный канцлер Герхард Шрёдер о генной инженерии. Выдержки из речи по случаю презентации проекта “Растениеводство” на Всемирной выставке (ЭКСПО 2000)

 

“В Германии урожаи зерновых колоссально повысились: за прошедшие пятьдесят лет урожайность пшеницы увеличилась практически в три раза. Специалисты считают, что доля растениеводства в этом повышении продуктивности составляет без малого 50%. Есть основания предполагать, что эта доля будет и дальше нарастать в грядущие десятилетия. Вероятность осуществления этого прогноза зависит на самом деле также и от того, будет ли продолжено впечатляющее развитие методов выведения новых растений.

 

При этом главным моментом, несомненно, является генная инженерия. Генные ­ и биотехнологии могут придать экономическому росту такую же динамику, какую придали информационные и коммуникационные технологии. В случае с генными и биотехнологиями речь, бесспорно, идет о ключевых технологиях для современного сельского хозяйства, медицины, фармацевтической промышленности, химии, пищевой промышленности, охраны окружающей среды и многих других сфер экономики.

 

Позиция Федерального правительства в вопросе развития этих технологий ….. ясно определена: мы выступаем за то, чтобы продолжать ответственное систематическое дальнейшее развитие и использование их инновационных потенциалов. В тех сферах, о которых здесь идет преимущественно речь, существует чрезвычайно острая конкуренция. Федеральное правительство….. стимулирует по мере возможностей создание новых предприятий в этой отрасли. Тем самым мы хотим укрепить конкурентоспособность нашей страны и придать импульсы созданию новых рабочих мест для высококвалифицированных работников. …..

 

Сегодня дело заключается в том, чтобы и в области растениеводства придать импульс этому отрадному динамичному развитию, которое поддерживалась до сих пор главным образом за счет использования методов генной инженерии в медицине и фармацевтической промышленности. Я не хотел бы умалчивать о том, что важным фактором остается, конечно, также неуверенность, царящая на рынках генетически модифицированных сортов сельскохозяйственных культур. Генная инженерия сможет стать нормальным явлением в растениеводческих хозяйствах нашей страны лишь том случае, если потребители приемлют продукты питания, произведенные с использованием злаков и плодов генетически модифицированных растений. Поэтому производителям необходимо, прежде всего, внушить людям доверие к биотехнологии …..”

 

Гуманизм неделим

 

“….. Человеческий эмбрион необходимо защищать. Чем дальше он развивается, тем больше достоин защиты. Это учитывается в правовых положениях, регулирующих аборты. Всеобъемлющая, принципиально равная защита жизни всех людей после рождения этически полностью обоснована. В отличие от этого, приписывание такого же человеческого достоинства бластомерам размером всего лишь в несколько миллиметров, абсолютно лишенным какой-либо возможности чувствовать (эмбрионы в первые 14 дней до прикрепления к стенке матки), обесценивает важное фундаментальное понятие морали.

 

….. Если с терапевтическим клонированием связан шанс уменьшить человеческие страдания, то для разрешения репродуктивного клонирования человека я не вижу ни малейших оснований. Наоборот, в свободной избирательности генетического строения будущих людей таятся большие риски для человечного общества и, в частности, для самосознания отдельной личности.

 

…..Разрешение терапевтического клонирования могло бы действительно оказаться разумной мерой в том случае, если бы было возможно возвести надежные этические, правовые и политические барьеры на пути репродуктивного клонирования человека. Даже врачи не в состоянии оценить, оправданы ли ожидания, связанные с терапевтическим клонированием. Все же речь идет ни много, ни мало о том, чтобы в благоприятном случае облегчить страдания очень многих людей. Заметим, что в этой дискуссии экономика или медицина не противопоставляются этике, соображения, в конечном счете, всегда должны быть этическими. Когда можно помочь больным людям, многих из них даже спасти от смерти, и такая возможность упускается, то этот подход нуждается в обосновании”.

 

“На протяжении многих столетий естественные науки были темой только для посвященных людей. Сегодня, когда расшифрован геном человека, можно клонировать животных, и клеточная биология обещает средства для лечения тяжелейших болезней, биологические науки стали обсуждаться на уровне бесед на вечеринках.

 

Наибольший интерес в настоящее время вызывают стволовые клетки. С ними связаны надежды врачей (и пациентов) на излечение рака и болезней, при которых разрушаются клетки. Стволовые клетки являются источником примерно 300 различных типов клеток человеческого организма. Самое большое значение для ученых сегодня имеют так называемые эмбриональные стволовые клетки. Они образуются, когда происходит слияние сперматозоида и яйцеклетки, и оплодотворенная яйцеклетка – эмбрион – начинает делиться сначала на две, потом на четыре, затем на восемь частей. До клеточной стадии 4/8 любая из этих эмбриональных стволовых клеток“способна на все”: она полипотентна. Каждая такая яйцеклетка может стать основой для развития человека. Однако полипотентность исчезает по мере дальнейшего развития клетки, когда после многочисленных новых ее делений возникает полость, так называемая бластула. В ее внутреннем слое содержится примерно от ста до двухсот стволовых клеток, которые не являются больше “мастерами на все руки”, однако многое умеют,  а  именно: могут продолжать развиваться в любой тип клеток человеческого организма.

 

Эти плюрипотентные эмбриональные стволовые клетки можно неограниченно размножать в клеточной культуре, причем они не утрачивают присущей им плюрипотентности. Если на них оказать воздействие с помощью различных стимулирующих рост субстанций, то они разовьются в клетки тканей, например, в клетки крови, печени или мозга. На эти клетки и уповают врачи. С их помощью можно, по-видимому, останавливать развитие или излечивать болезни, связанные с разрушением клеток или нарушением клеточных функций.

 

Большая проблема заключается в получении эмбриональных плюрипотентных стволовых клеток.

 

  • Для этого необходимо генерировать (создавать) эмбрионы, которые придется приносить в жертву (убивать) в стадии бластулы, чтобы забрать у них плюрипотентные стволовые клетки. В Германии это запрещено законом. Германское законодательство покоится на представлении о том, что человеческая жизнь начинается после слияния сперматозоида и яйцеклетки, т.е. появления оплодотворенной яйцеклетки. В Англии считают, что этот момент наступает тогда, когда эмбрион прикрепляется к стенке матки, что происходит уже после завершения стадии образования бластулы. Таким образом, там разрешаются манипуляции с эмбрионом до его прикрепления к стенке матки.
  • Еще одним источником эмбриональных плюрипотетных стволовых клеток могли бы стать имеющиеся в избытке и не используемые больше для искусственного оплодотворения эмбрионы (или яйцеклетки и сперматозоиды), сотни тысяч которых хранятся в замороженном виде в банках тканей, и которые когда-либо, возможно, потребуется “утилизировать”.
  • Наконец, плюрипотентные стволовые клетки можно было бы забирать у выкидышей или извлекаемых в ходе абортов зародышей в возрасте от пяти до девяти недель.
  • Четвертый путь указывает техника так называемого терапевтического клонирования. Она заключается в том, чтобы пересадить ядро (т.е. наследственную субстанцию) какой-либо клетки организма одного индивидуума в лишенную ядра клетку другого индивидуума. Под воздействием короткого электрического разряда эта новая клетка вновь превращается в полипотентную стволовую клетку. В дальнейшем она развивается в бластулу, у которой можно забирать потом плюрипотентные стволовые клетки.

Поскольку путь к терапевтическому клонированию пролегает через создание эмбрионов, которых необходимо умерщвлять в стадии бластулы, многие люди отвергают этот способ считая его неэтичным. Эмбрион низводится до роли склада запасных частей. В Англии, напротив, терапевтическое клонирование разрешено с января 2001 года. …..

…..Терапевтическое клонирование является особой формой так называемого репродуктивного клонирования. Последнее служит не получению клеток,  а  производству генетически идентичных животных. Бластула, с которой не производится никаких манипуляций, имплантируется в матку другого животного и развивается вплоть до формирования целостной особи. С помощью техники клонирования репродуцируется донор клеточного ядра.

 

  • Овца Долли является генетическим клоном своей матери, которая “пожертвовала” ядро клетки своей молочной железы. С помощью репродуктивного клонирования помимо овец были воспроизведены также коровы, козы, мыши и свиньи. В отличие от этого, попытки создать генетически идентичных кошек и собак, обезьян, крыс и зайцев завершились неудачно. Вопрос о том, можно ли будет когда-либо клонировать человека, остается полностью открытым, несмотря на заявление о такой возможности, сделанное в Италии.

 

3. Генная инженерия в растительном мире

 

“Подобно списку частей автомобиля”


“Вопросы Тима Фёрдерера профессору Вернеру Мевесу, специалисту в области биоинформатики, сотруднику Центра генетических исследований под Мюнхеном. Его рабочая группа занимается классификацией 130 миллионов расшифрованных генов резушки Таля (Arabidopsis thaliana).

 

“Зюддойче цайтунг”: Уже несколько месяцев тому назад было объявлено о расшифровке генома кукурузы. Почему же сейчас поднялась такая шумиха вокруг расшифровки генома резушки Таля?

 

Мевес: Геном кукурузы секвенирован не полностью,  а  данные исследования, в отличие от Arabidopsis, не являются общедоступными.

 

“Зюддойче цайтунг”: Ваш коллега Лотар Вилльмитцер из Института молекулярной физиологии растений имени Макса Планка под Потсдамом сказал, что ученые получили буквы, однако чтобы прочесть книгу под названием Arabidopsis потребуются еще многие годы.  А  как из букв получается текст, который можно прочесть?

 

Мевес: Если мы сможем с помощью методов биоинформатики идентифицировать генетические элементы, т.е. узнать в каком гене закодирована информация о строении какого протеина, то получим каталог частей. Это напоминает список частей автомобиля. Большую часть этой информации мы получим за счет сравнения с другими организмами, в которых функция этих генов уже известна. ….. Но мы еще не понимаем, какие функции имеют многие части, и как выглядит “автомобиль” в целом. …..

 

“Зюддойче цайтунг”: Инициатива по расшифровке генома Arabidopsis вызвала большой интерес и оживленную дискуссию.  А  каково его практическое значение?

 

Мевес: Можно будет, например, сконструировать так называемые ДНК-чипы, чтобы исследовать деятельность отдельных генов внутри клетки. Потом при определенных условиях можно будет рассмотреть, какие гены задействуются одновременно. До сих пор в биологии в большинстве случаев рассматривали отдельные гены. С помощью этих чипов можно будет получить моментальный снимок происходящего с участием всех генов, т.е. составить представление о том, как осуществляется взаимодействие отдельных элементов. Этим ученые будут заниматься в ближайшие двадцать лет. …..

 

“Зюддойче цайтунг” Ученые, исследующие геном Arabidopsis, объявили, что с этим, возможно, связано решение всемирной проблемы голода, прогресс в медицине и новые возможности использования энергии. Звучит так, словно Arabidopsis ­ это молочная река с кисельными берегами.

 

Мевес: Это, конечно, не так. Но важные процессы, такие как фотосинтез, т.е. получение энергии с помощью света, происходят в других растениях так же, как и в Arabidopsis. Поэтому, если хорошо изучить его, можно сделать выводы в отношении других растений. Качества полезных растений улучшались на протяжении более чем 20000 лет путем их выращивания, причем это всегда делалась с помощью селективного отбора. Т.е. скрещивали, например, два растения,  а  потом отбирали особи с улучшенными качествами. Если мы узнаем, какие гены определяют какие качества, то сможем гораздо более целенаправленно проводить селекцию. Можно будет через ДНК анализировать дочернее поколение и проводить намного более масштабные выборочные проверки. Если исследовать 20 признаков у двух типов растений, можно подсчитать, какое колоссальное количество комбинационных возможностей возникает. Это ни при каких условиях невозможно исследовать на пашне.

 

….. Понимание генома является предпосылкой ответственной трансплантации генов одного растения другому. Сомневаюсь, что я мог бы присоединиться к позиции тех участников дискуссии, которые говорят: “Ради Бога, не нужно пересаживать гены”, если бы я мог, возможно, решить тем самым проблему восстановления здоровья значительной части населения. Сама природа в массовом порядке пересаживает гены. Мы должны проанализировать гены, чтобы создать основу для ответственного обращения с ними, и повысить надежность генной инженерии.

 

“Зюддойче цайтунг”: Согласно сообщению Европейской Комиссии, которая уже более трех недель тому назад известила о расшифровке, геном Arabidopsis имеет потрясающее сходство с геномами животных и человека. О чем это говорит?

 

Мевес: Даже в дрожжах есть некоторое сходство с генами, которые вызывают у человека генетически обусловленные заболевания. Удивительно то, что у Arabidopsis находят гены, которые гораздо более схожи с этими важными для возникновения болезни генами. Эти заболевания сложно исследовать в человеческих клетках. В модельном организме, таком как Arabidopsis, это сделать проще.

 

“Зюддойче цайтунг”: Под одной из научных статей стоят имена сразу 137 авторов. В осуществлении проекта в целом участвовали исследователи из стран Европейского Союза, Японии и Соединенных Штатов Америки. Как удается собрать вместе так много ученых?

 

Мевес: С помощью координаторов. ….. В конечном счете интерпретацией результатов и подготовкой статей занимались 10-15 человек. Но осуществить расшифровку генома можно было только совместными усилиями, и мы еще несколько лет будем работать вместе”.

 

От кукурузной крупы до батончиков мюсли: во многих продуктах питания уже сегодня содержатся измененные гены

 

“Потребитель не видит чужеродные гены, но он ест их. Хубертус Примус, заведующий отделом Института информации для потребителей (Штифтунг Варентест), уверен во всяком случае: “Генная инженерия уже давным­давно пробралась в супермаркет”. Он имеет при этом в виду не только генетически модифицированные продукты питания из кукурузы или сои,  а , в частности, множество трансгенных ингредиентов, наполнителей, связующих веществ, эмульгаторов и стабилизаторов. Технологи продуктов питания уже не могут обходиться без них, когда разрабатывают рецепты пиццы глубокого охлаждения или хрустящего печенья.

 

Теперь защитники потребителей из Института информации для потребителей хотят получить ясное представление обо всем. Они поручили исследовать 82 продукта питания – от смеси для выпечки до поп-корна ­ на предмет наличия в них измененных генов кукурузы или сои, которые содержатся почти в 30000 товаров. …..Результат исследования заставляет насторожиться. В тридцати одном из исследованных продуктов, в том числе чипсах, выпечке и готовых замороженных блюдах, были обнаружены чужеродные гены, однако в большинстве случаев в незначительном количестве. Но: информации об этом не было ни на одной упаковке. В трех продуктах питания - блинной муке из США, батончике мюсли из Англии, мягком мороженом из Нидерландов генетически модифицированные компоненты содержались в большой концентрации: до 20% кукурузных или соевых добавок были изготовлены методом генной инженерии. Фирма-производитель мороженого тем временем изменила ингредиенты и предлагает его в свободном от генетически модифицированных добавок виде. …..

 

В конечном счете, исследователи установили долю генетически измененной сои и кукурузы в соответствующих продуктах. Это имеет важное значение для маркировки продуктов питания. Однако “ни один из проверенных нами продуктов питания не был должным образом маркирован”, - говорит Кёппе. При этом большинство фирм обязаны были напечатать эти данные на упаковке самое позднее в феврале, когда исследователи закупали продукты для проверки. Ведь уже тогда действовало постановление, согласно которому необходимо маркировать продукты питания, содержащие генетически модифицированные добавки, поскольку наличие в них чужеродных генов можно без труда доказать, и они попали в товары не случайно. С начала апреля действует предписание, согласно которому продукты питания должны соответствующим образом маркироваться, если доля генетически измененных компонентов превышает один процент. Кёппе требует, значительно уменьшить эту пороговую величину. И, прежде всего, необходимо на всех этапах – от семян до полуфабрикатов – маркировать генетически модифицированный материал.

 

Компании перебираются в Америку


Сдержанная позиция политиков в вопросах аграрной биотехнологии заставляет все больше германских растениеводов переводить производство в Северную Америку. Предприниматели опасаются за свою конкурентоспособность и предупреждают о возможности экспорта рабочих мест. Аналогичные стартовые проблемы генной инженерии в области медицины в начале девяностых годов привели к тому, что Германия отстает сегодня от Соединенных Штатов Америки примерно на 10 лет.

 

“Хуже всего – это неуверенность, говорит Клаус Дюринг, исполнительный директор агро-биотехнологической фирмы МПБ из Кёльна, которая исследует новые сорта картофеля. Ни на что нельзя положиться”. С тех пор, как Федеральный канцлер Герхард Шрёдер отказался в январе ввести мораторий на коммерческое производство трансгенных сельскохозяйственных культур, компании потеряли последнюю надежду на то, что смогут в обозримом будущем разводить свои растения в Германии. Этот мораторий предусматривал обязательства представителей аграрного сектора экономики до конца 2003 года выращивать генетически модифицированные культуры только в рамках трехлетней программы исследований,  а  за это время добиться общественного консенсуса в вопросе об обращении с новой технологией. Отношение немцев к (“зеленой”) агро-биотехнологии все еще сдержанное,  а  генетически модифицированные добавки к продуктам питания они полностью отвергают.

 

Из Брюсселя поступают тем временем недвусмысленные сигналы. “Мы, собственно, надеялись на то, что после ускорения принятия европейской директивы по преднамеренному выпуску генетически модифицированных организмов в окружающую среду (ЕС 90/220), получим разрешение на выращивание новых генетически модифицированных культур”, - говорит Фердинанд Шмитц, исполнительный директор Федерального союза германских растениеводов. Но и из этого ничего не вышло: вопреки объявлению о том, что разрешение на коммерческое использование генетически модифицированных растений будет выдано в марте, его выдача только что была отложена на неопределенное время. Шесть из пятнадцати государств-членов Европейского Союза – Франция, Италия, Дания, Люксембург, Австрия и Греция – сообщили, что новой директивы по преднамеренному выпуску генетически модифицированных организмов в окружающую среду недостаточно для того, чтобы одобрить разрешение генетически модифицированных растений. Растениеводы начинают постепенно приходить в уныние. “Один из наших сортов рапса три года ждет уже разрешения Европейской Комиссии на выращивание, говорит Зигберт Клей, исполнительный директор компании “Дойче заатфеределунг” в Липпштадте, занимающейся улучшением семян. …..Это слишком долго для компании. “Если мы сейчас же не приступим к работе, мы утратим конкурентоспособность на мировом рынке”, - подчеркивает глава Федерального союза германских растениеводов Шмитц. Для выведения новой культуры селекционерам требуется очень много времени - от десяти до пятнадцати лет. Иногда им необходимо даже двадцать лет, чтобы довести до рынка новый сорт картофеля или рапса. Кто начинает слишком поздно, теряет драгоценное время. Поэтому все больше средних компаний отправляются в поисках будущего в Канаду или Соединенные Штаты Америки.

 

4. Генная инженерия в животном мире

 

Ян Вилмут, клонированная им овца Долли и человеческое будущее


“Когда биография шотландской клонированной овцы переводится даже на немецкий язык, это, видимо, связано с тем, что известность Долли достигла такого уровня, о котором некоторые политики могут только мечтать. ….. Настоящая шумиха вокруг овец и их создателей из небольшой деревушки Рослин поднялась только в феврале 1997 года, когда ученые объявили о существовании Долли.

 

В отличие от многих немецких ученых, Вилмут и Кэмпбелл не делают никакой тайны из того, что с помощью трио ­ клонирование, генная инженерия и геномика (наука о функциях генов) ­ когда-нибудь можно будет переступить за все границы биологии.

 

Когда такие эксперты как Вилмут и Кэмпбелл предупреждают, что биология завтрашнего дня сделает возможным “практически неограниченный контроль за жизненными процессами”, это необходимо принимать всерьез. …..Вилмут и Кэмпбел не оставляют сомнений: технология клонирования, которую они разъясняют в своей книге, применима также и к человеку. Таким образом, Долли – это не только биография одной овцы. Это – частица биографии человечества как раз в начале его пути в столетие биотехнологии.

 

Фирма “Долли” клонирует пять поросят


(АФП) Спустя без малого пять лет после появления клонированной овцы Долли, британская фирма PPL Therapeutics впервые клонировала, по ее данным на основе генетически измененных клеток, пять поросят. Ее представитель сообщил в Лондоне, что животные здоровы. PPL торжественно отметила рождение поросят как шаг по пути к клонированию в терапевтических целях.

 

Его цель – клонировать свиней с измененным геномом, клетки и органы которых можно будет использовать для трансплантации человеку. По сообщению PPL Therapeutics, у каждого из пяти поросят есть “чужеродный ген-маркер”, который был имплантирован в его геном.

 

Геном мыши расшифрован. “Целера геномикс” представляет генетическую карту


“Американец Крег Вентер и его компания “Целера геномикс” расшифровали полный геном мыши. Данные можно получить, однако, только за плату, сообщил в субботу представитель фирмы из местечка Роквилл в американском штате Мериленд на ее сайте (www.celera.com). Мышь имеет для генетиков большое значение, поскольку они полагают, что с помощью ее генов смогут понять также функцию человеческих генов. “У мыши развиваются те же болезни, что и у человека, или ее можно так вырастить, что она будет страдать человеческими недугами”, - пишет Вентер на своем сайте. По сведениям Вентера, “Целера геномикс” составила карту 99% генов мыши из накладывающихся друг на друга нуклеотидов ДНК трех видов мышей. Она состоит из 2,6 миллиарда пар оснований. Человеческий геном имеет по новейшим данным 2,9 миллиарда пар оснований.

 

5. Генная инженерия применительно к человеку


“С генной инженерией связывают большие ожидания: новые лекарства от рака, долгая жизнь без болезни Альцгеймера или диабета. Недавно эксперты обсуждали перспективы генной инженерии на Всемирном медицинском конгрессе в Ганновере. В краткосрочной перспективе, заявил Джонатан Ноулес, директор по исследованиям швейцарского фармацевтического концерна “Хофманн ла Рош”, генная инженерия улучшит, прежде всего, диагностику и понимание болезней. Можно будет более целенаправленно применять медикаменты…..

 

Феликс Мительман из университета в шведском городе Лунд сообщил, что идентифицированы уже около 600 дефектов генов, которые могут играть роль в возникновении онкологических заболеваний. Комплексные генетические заболевания, такие как диабет, астма и коронарные заболевания сердца являются сегодня главной причиной смертности населения, подчеркнул Мохсен Эль-Хазми из Университета имени короля Халеда в Эр-Рияде, Саудовская Аравия.

 

Сегодня врачи пытаются с помощью генной терапии лечить болезни, которые вызываются дефектными генами. До сих пор во всем мире было предпринято примерно 500 подобных попыток. Одна из них завершилась, наконец, успехом, отметил Боб Уильямсон из Королевской детской больницы в австралийском Мельбурне. Удалось вылечить трех детей, страдавших от врожденного дефекта иммунной системы. Время покажет, действительно ли их состояние улучшилось надолго”.

 

Растущая озабоченность по поводу запланированной смены курса в области генной инженерии


Критические высказывания по поводу смены курса в генной инженерии становятся все громче. Как новый председатель Комитета по правам человека Германского Бундестага Криста Никель (“Зеленые”), так и Федеральное объединение помощи в жизни людям с психическими отклонениями категорически предостерегли от изменения направления. Никель заявила, что когда она слышит, как Федеральный министр по вопросам культуры и средств массовой информации Юлиан Нида-Рюмелин говорит о том, что эмбрионы не в полной мере обладают человеческим достоинством, и поэтому не существует убедительных аргументов против клонирования, “то у нее появляется озабоченность по поводу возможного начала смены курса””.

 

Нельзя идти на уступки широко распространенной ментальности, в соответствии с которой жить стоит преимущественно тогда, когда человек здоров и полон сил, писал председатель Федерального объединения помощи в жизни людям с нарушениями психики Роберт Антреттер. Особую озабоченность ему внушает то, что Федеральное правительство собирается разрешить предимплантационную диагностику (ПИД). Она лишь внешне отвечает кажущейся этически благородной цели – “здоровый ребенок”. На самом деле эта диагностика открывает сценарий определения различных степеней ценности человеческой жизни и потворствует его выбору. Тот факт, что наука сможет уже вскоре оказывать влияние на генетическую структуру человека и создавать максимально “совершенных людей”, воспринимают как угрозу, прежде всего, инвалиды.

 

Никель высказалась за то, чтобы еще в нынешнем легислатурном периоде принять закон о репродуктивной медицине”.

 

Человеческое достоинство прикосновенно


“Нельзя принимать за чистую монету все, что обещают или чем угрожают в среднесрочной перспективе молекулярные биологи, нано-технологи и исследователи мозга. Однако достаточно большую тревогу вселяет уже то, что делается сегодня и представляется осуществимым в ближайшем будущем – улучшение пренатальной диагностики, которая позволяет делать все более точные предсказания о генетической предрасположенности к болезням, порокам развития. Еще большую обеспокоенность вызывает предимплантационная медицина, которая способствует появлению у родителей и в обществе в целом притязаний на то, что им удастся избавиться от индивидуумов с генетической предрасположенностью к болезням.

 

Все больше ученых также и в нашей собственной стране все более открыто солидаризируются с мнением американского генетика Уотсона, утверждающего, что общество само возводит преграды на своем пути, когда предпринимает попытки сдержать прогресс биомедицины с помощью религиозных или даже метафизических аргументов. Человеческое достоинство прикосновенно. Противоположное утверждение, содержащееся в Основном законе, обманчиво, если не является больше бесспорным то, что оно покоится на библейском высказывании о точном образе и подобии человека Богу. Биоэтики, которые признают за человеком неограниченное право на жизнь только после его рождения и предпочитают лучше умолчать о так называемых последних сокровенных вещах, весьма сильно отдалились от этого представления.

 

Но если отделить человеческое достоинство от его религиозного или мистического облачения, то и через десять или двадцать лет после своего сотворения человек остается ни чем иным, как грудой клеток. И какие бы достойные защиты качества не приписывала ему позитивистская этика – самоуважение, способность к счастью, сознание – все это так же плохо просматривается под электронным растровым микроскопом, как и достоинство эмбриона.

 

Так почему же, собственно, отсутствует негодование по поводу того, что наука и общество вновь оказались в самом горниле дискуссии о ценности отдельной жизни? Правда, сегодня говорят не о сверхчеловеке и недочеловеке,  а  о “личностях”. Но по сути своей это расизм в новом обличье. И здесь был бы уместным призыв “сопротивляйтесь с самого начала”, который часто звучит по другим поводам.

 

Джинн из бутылки


“Тема предимплантационной диагностики как нельзя лучше подходит для того, чтобы ускорить изменение направленности этической дискуссии в Германии, посвященной генной инженерии. В пользу диагностики приводятся убедительные аргументы: ну, как объяснить будущим родителям, почему же нельзя исследовать на наличие наследственных дефектов комок клеток в пробирке? Мы хотим помочь родителям иметь здоровых детей, защищает новую технологию президент Союза врачей Йорг-Дитрих Хоппе. Этот аргумент приводился уже в 1978 году, когда родился первый “ребенок, зачатый пробирке” - Луиза Браун. Теперь к нему прибегают также медики-сторонники репродуктивного клонирования в Соединенных Штатах Америки и Италии Цафос и Антинори, чтобы в выгодном свете представить свои планы клонирования людей. Однако подобное обоснование позволяет снять все ограничения.

 

Похоже, предана забвению серьезная дискуссия девяностых годов, когда после изменения законодательства об абортах была вычеркнута характеристика “евгеническая индикация”. Болезнь, дефект как таковые, говорилось тогда, не могут закрепляться в законе в качестве причины для аборта – государству не позволяется судить о том, кто достоин,  а  кто недостоин жизни.

 

Сегодня этого единства сторон больше не существует, может быть, и потому, что речь не идет больше об эмбрионе во чреве матери,  а  говорится о зародыше, который еще только конструируется в лаборатории, и уже по этой причине сравнение с абортом хромает ….. .

 

И все же, может ли государство проводить границу между бытием и небытием – принимать решение, которое до сих пор берут на себя только родители? И эта граница будет и дальше сдерживать будущее развитие генной инженерии. Дополнительным фактором могли бы стать расходы, которые вызывают больные и имеющие умственные или физические недостатки дети. Этот аргумент уже приводился в конце восьмидесятых годов в Европейском Союзе в ходе агитации за пренатальную (дородовую) диагностику.

 

Но решение в пользу предимплантационной диагностики означает, что закон о защите эмбрионов, который охраняет до сих пор комок клеток в пробирке по имени “зародыш”, необходимо будет сдать в утиль. Этот закон стал следствием рождения первой малышки из пробирки. Одновременно с оплодотворением в чашке Петри в мире появился шанс на исследование эмбрионов, и политики запретили это делать, потому что использование зародышей для исследований оскорбляет человеческое достоинство. Самое позднее с того момента, когда в Великобритании в конце прошлого года было разрешено терапевтическое клонирование эмбриональных стволовых клеток, немецкие ученые также требуют принять новый закон. …..

 

Но если джинн вырвется из бутылки, его уже не удастся загнать обратно: то, что однажды появилось в мире, будет использоваться”.

 

Когда нас убьют?


“Молекулярный биолог и социолог из Гамбурга Регине Колек права, когда пишет в своей книге “Предимплантационная диагностика – селекция эмбрионов, женская автономия и право”, что проведенная в соответствии с ныне существующими стандартами диагностика “практически неизбежно вызовет у других потенциально заинтересованных в человеческих эмбрионах сторон алчное желание дорваться до них. Поскольку в рамках предимплантационной диагностики к эмбрионам станут применимы соображения пользы, одновременно будет трудно отбиваться от дальнейших притязаний на их использование”.

 

Предимплантационная диагностика для выявления рисков наследственных заболеваний и в самом деле стоит в начале целого спектра услуг репродуктивной медицины, которые, как можно с полным основанием предположить, разовьются после изменения закона о защите эмбрионов. Как собираются определять, что такое “тяжелая наследственная болезнь”? Во многих странах, где уже практикуется преидмплантационная диагностика, эта категория, предложенная Федеральной палатой врачей, уже нарушена. В Англии уже нашли способ не допускать трансфер в матку эмбрионов с излечимыми болезнями. В Америке стал известен случай, когда предимплантационная диагностика послужила выращиванию эмбриона таким образом, чтобы он мог функционировать в качестве донора костного мозга для своей страдающей от унаследованного ослабленного иммунитета сестры. Существует опасность того, что не только действия, но легитимационные построения покатятся по наклонной плоскости. Актуальным примером является правовая конструкция “противоправно, но не наказуемо”. То, что задумывалось специально для абортов, должно теперь действовать также и в других конкретных случаях. Отдельные сторонники предимплантационной диагностики в нашей стране добиваются сегодня такого регламентирования в интересах мнимой последовательности правовых позиций. Поскольку в регулировании абортов существует подобное правовое положение, необходимо де, чтобы оно нашло применение и в предимплантационной диагностике. Да, возражение, согласно которому при проведении предимплантационной диагностики “человеческая жизнь будет зарождаться на пробу, в евгенических, селекционных целях” необходимо принимать всерьез, считает Вольф-Михаэль Катенхузен, статс-секретарь Федерального министерства образования и научных исследований. Однако он полагает, что клиенты предимплантационной диагностики “находятся, в конечном счете, в той же ситуации, что и те пары, которые решаются на диагностику эмбриона во чреве матери. Но это ошибочный вывод. В то время, как при нежелательной беременности конфликт воспринимается как реальный, при зачатии в пробирке он создается искусственно”.

 

Шрёдер созывает Национальный совет по этике


“Федеральный канцлер Герхард Шрёдер (СДПГ) впервые созвал Национальный совет по этике. Экспертный орган в составе 24 человек должен заниматься моральными аспектами и ограничениями в вопросах биотехнологий и генной инженерии.

 

Для этого Шрёдер отобрал известных ученых, представляющих различные научные дисциплины, общественных деятелей, представителей церквей, профсоюзов и одной из групп самопомощи инвалидов. Сенсационным было приглашение в совет бывшего премьер-министра и нынешнего председателя правления “Йеноптик” Лотара Шпэта (ХДС). Задействованная по личной инициативе канцлера группа экспертов должна консультировать Федеральное правительство и парламент, информировать общественность и “оказывать влияние на конкретные политические решения”.

 

Редко существовала такая потребность в консультациях как в случае с генной инженерией, заявил официальный представитель Федерального правительства Уве-Карстен Хайе после решения о создании группы экспертов, принятом на первом заседании правительства в новом здании Ведомства Федерального канцлера. Щрёдер отобрал для этой цели и сторонников генной инженерии, и скептиков. ….. Побудительным мотивом для создания совета стал обсуждающийся в настоящее время вопрос о границах морали при исследовании стволовых клеток, клонировании и генетическом тестировании эмбрионов.

 

 

Читайте также:

 

Последнее обновление ( 20.11.2010 г. )
 
« Пред.   След. »


Copyright 2012 Bioinformatix.ru